Несколько фактов из истории Эйфелевой башни

Посмотреть на башню и увидеть Париж с высоты птичьего полета с одной из ее смотровых площадок ежегодно приезжают около 7 миллионов человек. С официального открытия Эйфелевой башни прошло ровно 125 лет.

Наверное, каждый, кто имеет отношение к Франции и французскому языку, знает шутку про нерадивого переводчика, озаглавившего роман Виктора Гюго “Нотр Дам де Пари” дословным переводом названия собора на русский язык — “Наша дама из Парижа”. Но сами французы называют “нашей дамой” отнюдь не знаменитый собор, а не менее известный памятник архитектуры — Эйфелеву башню, с официального открытия которой прошло ровно 125 лет.

Рождение легенды

Власти Франции, решившие отметить проведением Всемирной выставки 1889 года столетнюю годовщину Великой французской революции, предложили архитекторам поучаствовать в конкурсе проектов построек для выставки. Участие в отборе приняли более 100 человек. Среди них был и архитектор Густав Эйфель, предложивший макет башни, на создание которой его вдохновила миланская галерея итальянского короля Виктора Эммануила II. Этот проект бюро Эйфеля, впоследствии доработанный, стал победителем конкурса.

Возведение “железной леди” (dame de fer) началось в 1887 году и заняло два года, два месяца и пять дней. Предполагалось, что конструкция неподалеку от набережной Сены не задержится в городе надолго и будет демонтирована через 20 лет после возведения, однако судьба распорядилась иначе.

Изящная “дама”, “рост” которой составил 312 метров, прочно заняла позицию самой высокой постройки в мире. Этот титул она удерживала в течение 41 года, уступив его нью-йоркскому Крайслер Билдинг. Но французская красавица по-прежнему остается “самой”: самой узнаваемой архитектурной достопримечательностью Парижа и обладательницей самой высокой смотровой площадки, открытой для публики на территории Европы.

Что касается веса башни, то сейчас он составляет 10,1 тысячи тонн. Однако такой стройной она была не всегда — до 1980 года башня весила на 1,3 тысяч тонн больше и только в конце XX века смогла избавиться от “лишних” килограммов, которые набрала во время строительства за счет вспомогательных конструкций.